Чреву угодное, или чревоугодливое? Гурманское, короче

Дорада

Homo homini virus est.

Если совсем извратить фразу «Lupus est homo homini, non homo, quom qualis sid non novit».

Но не будем лезть в заумную латынь, которая давно умерла.

В магазин пойти нынче страшно. Все в намордниках и глядят волками. Сторонимся друг друга, словно прокаженные…

Заскочить и выскочить поскорее, утаскивая в логово добычу, затравленно оглядываясь – как бы не отобрали замаскированные бандюки. Поди разгляди, кто порядочный гражданин, а кто на «дело» идет – все нынче на грабителей похожи. Ну да ладно, пёс с ними.

А вот дорада, на мой вкус, — одна из наивкуснейших рыб, извиняюсь за тавтологию. Особенно, если её, предварительно замариновав в приправах всяких, запечь в духовке. Да, и надо не забыть в брюшко ей засунуть веточку укропа, или фенхеля, или сельдерея – что там под рукой имеется.

Наверняка, продвинутые коки с козырных яхт сошедшие на берег отдохнуть, сейчас же потребуют сделать надрезы поперек всего тельца рыбьего, но я лично против. Может какую рыбу и нужно так вспарывать, чтоб ушел ее пресноводный, тинистый дух, но не дораду. И никаких больше возражений – изгоню враз из кухни на драенье гальюнов. Я сказал.

И, пока рыба печется, можно сотворить специальный салат долгого приготовления, превратив акт нарезки компонентов в медитацию.

По счастью, ингридиенты для салата в магазине достать проще, чем дораду. Народ, напуганный белохалатными чревовещателями, хватает то, что покалорийнее. Капуста, стебли сельдерея, початки фенхеля, морковь и прочие паприки лежат себе на прилавках и никто не спешит их расхватать. Тем лучше для любителей салатов.

Ведь что надо на салат, кроме этих простых овощей? Конечно приправы и растительные масла, но и их в достатке.

Без жгучего красного перца и без пряного черного, без черного тмина и без мускатного ореха я даже нож точить не начну. Как и без льняного, оливкового и расторопшевого масла пальцем не шевельну в сторону салатотворения.

Ах да, если лимона не будет, коего соком оросить уже почти готовый салат можно, то и планировать не стоит.

Да, кстати, нож – если это какая-то железка тупящаяся после каждого соприкосновения с поверхностью доски, на которой происходит фигурное нарезание овощей, — категорически заявляю: никакого салата не будет. Пусть летят в корзину все компоненты – такая судьба для них предпочтительнее, нежели быть изуродаванными жалким подобием главного инструмента поварского.

Капусту, фенхель и морковь надлежит ювелирно строгать тонюсенькими, но длинными полосочками. Припудренные парами щепоток розовой тибетской соли, их придется еще и безжалостно пожамкать в ладонях.

Стебли сельдерея мечтают быть распущеными вдоль волокон на стройные палочки, которые затем должны быть обращены в миниатюрные кубики.

Свежий, да да, именно свежий кабачок – не пареный, не вареный, не убитый каким иным способом, кабачок надлежит измельчить на микро-прямоугольнички.

Болгарский же перец (несомненно красный) может быть покрошен кубиками чуток крупнее, нежели сельдерей.

Укроп есть? Нету? Хреново.

Что и корня хрена нету?

Грустный, жалкий салатец получится, но лучше, чем ничего.

Но если есть хрен, то, отхватив тоненькую шайбочку от корня, крошим её на наночастицы, благо нож востёр.

И укроп! Укропа много, целый букет нужен. И упаси шут от греха, отрезать толстенькие стебли, оставляя лишь лепестки. Ибо в стеблях амброзия, аромат и вкус скрывается. А листики – баловство слабопахнущее. Опять же, стебли крошить полу-миллиметровыми колечками только добрый нож умеет. Оставь их грубыми, наспех рубленными – только и будет результата, что волокна мерзкие меж зубов застревающие.

Осталось приправить благородными сортами соли, пряностями, остротами, лимонным соком и маслами и весьма тщательно перемешать. К этому моменту и рыба будет готова, покрытая нетронутой румяно-хрустящей шкуркой…

Не менее важен и прцесс вкушения.

В обществе сотрапезницы, или сотрапезника, за бокалом хорошего вина, или насухую– кому как предпочтительнее. Но главное – снявши маски, иначе не будет того эффекта, и вся возня с готовкой – впустую была.

А снявши маску, познаешь суть выражения мертвого языка «Lupus est homo homini, non homo, quom qualis sid non novit».

Поделиться ссылкой:

   Send article as PDF   

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.