Сдирая тунику с Минервы…

Конечно, никакая это не Минерва на картинке, я знаю. Но пусть кто-нибудь наберется рвения ищейского и найдет изображение Минервы, где она позволяет всякому проходимцу, вроде меня,  сдергивать с себя одежды разума, обнажая прелести подсознания. А найдя, таковое, пусть немедля предоставит к созерцанию для моего широкого, искушенного и требовательного круга почитателей.

Послав таким образом придирчивого критика (как оно там нынче правильно, в или на?) вна (мальчики — направо, девочки — налево) поиски невозможного, распущусь беЗпечно мыслью в безмыслие, словом коснусь несказуемо-невыразимого.

Мысль моя подобна гибриду слона с блохой. Порождение Франкенштейна – гигантская туша, прыгающая неимоверно высоко.

Для невежд сообщу: слон достигает телесно 7,5 метров, Блоха в миллион раз меньше, 7,5 миллиметров. А соотношение длины тела блохи и ее прыжка составляет 1:120 приблизительно.

Чисто умозрительно представим себе воображаемого блохослона, который, при весе тонн эдак в 6, на высоту в 900 метров силой мышц себя подбросить может.

Что сие означает для рискового читателя, упрямо не пошедшего на поиски обнаженной богини рассудка? Конечно же, упоительную радость от невесомого прыжка на немыслимую высоту,  в сотни  раз превышающую размеры слона, но и неминуюмую печальную погибель, окажись сей недотепа в месте приземления снаряда слоновьего весоразмера, пикирующего с ускорением свободного падения с той же невероятной высоты.

Формула рассчета этого ускорения не поддается моей Минерве, да и ни к чему это . Пусть Санька Никонов считает, подсчитывает, вычисляет. Это его упертая психика заклинила на успешности и рациональности. Чтоб доказать ненаучность морали, готов Ляксандр на всё. Ну Саврас ему в друзья.

К наготе Минервы, вернувшись, задумаемся ненадолго. Что есть нагота интеллекта? Когда бы удалось сошкрябать тонкий налет сознания и, не побоюсь этого слова, осознанности индивида, что останется? Набор каких-то полу-инстинктив и рефлексов.

А если посмотреть повнимательнее, что из себя представляет эта тонкая прослойка, называемая в простонародье личностью?

Как выразить невыразимое? Личность…

Печатью на уста, текстом печатным говорить о сути личности. Ведь Минерва – это Ариадна, проложившая нить в каждом коридоре лабиринта. Куда ни пойди – всюду нить есть. И смысла она не имеет. Так создается инфляция ценностей. Ариадна со своим клубком, по здоровой логике, — прекрасная спасительница. А вот Ариадна, со щедростью королевны, широкий жест для любимого Тесея совершая, вагон нитей подгонит. Разноцветных, дорогих, дешевых. Запустит таджикских самураев по лабиринту пробежаться, нити везде для любимого натягивая.
Такая спасительница в тупую погубительницу обращается на деле.

Личность смахивает на пестрый ковер, сотканный разрозненными ткачами, и оттого лишенный осмысленного орнамента. У немцев есть такая присказка: толпа поваров портит суп. Вот и с покрывалом Минервы — налётом личности, так же.

Капризка, который вождь Ничевоков, варил однажды суп бурдо. С селедкой, вареньем, мукой, горчицей, колбасой, сахаром, салом, печенью трески, козинаками, ливеркой, луком, патокой, маслом, лавровым листом, картошкой, грильяжем, водкой, яйцами, индийским кофе, крыжовником, рябиной, грушами, горохом, клубникой, помидорами и медом. А если бы все ничевоки присоединились к процессу, то суп получился бы намного более нысыщенным компонентами и приправами.

И если сбросит с себя покрывало личности Минерва, то останется лишь голая Психея. Когда Психея не в «форме», то нервным и на сносях лучше воздержаться от созерцания ее наготы. Наоборот, всем добрым людям обязательно нужно глядеть на Психею, когда она фитопсихоняшка, то есть здорова, румяна и весела, ибо это пользительно для здоровья.

Экстремальным испытателям кодекс предписывает наблюдать Психею в ее любых проявлениях. Нервных и беременных в экстремальные испытатели тоже берут. Но только в качестве добровольцев-камикадзе.

Почему это так опасно и страшно? – спросит неопытный пока путешественник.

Можно ответить так: наука еще не достигла того уровня, чтобы высадить десант на поверхность Психеи и взять пробы грунта. Потому от нее внятного ответа не будет.

Но вот антинаучные дилетанты, всякие пророки в своем научном мире, побывали уже там и доносят, что голая Психея – это зеркало, в котором безжалостно и неискаженно отражается любой, кто в него смотрится.

Если это правда так, то нечто ненаучное не допустит никаких ученых ковырять поверхность идеального зеркала. Потому им останется надувать щеки, как тому Кисе Воробьянинову – гиганту мысли, отцу русской демократии,  и теоретизировать так заумно, чтоб никто ничо не понял, но все зауважали.

Достойно уважения то, что за свой авторитет, они готовы безалчно подвергать себя самым рискованным экспериментам. Благодаря их, ученых, героизму, имеет всякий пролетарий знания о теории струн, о смысле бытия и об экономических рычагах манипулирования.

Советские пророки из научного мира СССР, Еремей Парнов и Михаил Емцев, наверное, чтоб поддержать свои ученые экзистенции финансово, написали книгу фантастическую – «Душа Мира».

Из-за вынужденной тогда эзоповости языка, мало кто из малочисленных читателей соц-реалистической фантастики, смог содрать покрывало политкорректности с текста и извлечь из междустрочья Идею книги.

Комсомольцы-партийцы, Емцев и Парнов,  живописали пророчески катастрофу. Потеряв черты пола, расы, нации, социального статуса, конфессии, гражданства, наклонностей и пр., — человеческие существа срослись сначала в единый разум — в душу мира, а потом слились и телесно в биомассу, которая, исполняя команду единого разума, имела только один алгоритм действия – поглощая органику, превращать ее в собственное тело. И разрослась по голубой планете бурая масса, похожая на плесень, пожрав леса, луга и даже почву – новое единое человечество. А над этим всем, опухолью над этой коростой на теле Земли, торчал волдырь разума, пузырь, куда стеклись умы, личности и подсознания всех, кто интеллектом обладал. Такой литературный апокалипсис в восьмидесятых вызывал у заядлых букинистов презрительное кривление губ. Не смогли они преодолеть свои предубежденья. Мордокнигу, ЖыЖу, одноклассников и вконтакте не читали, и не числились там.

Еще не было мобильников, интернета, развлекательного телевидения. Да и о кибервойнах никто даже не помышлял. Ведь кибернетика была коварно запрещена тираном. Почему коварно? Потому-как в кибернетику было негласно вбухано целое состояние богатой страны. Почему тиран? Дык ведь он ее «запретил», чтоб ее как бы и не существовало официально. Это позволяло вести разработки, не отчитываясь перед мировой научной общественностью.

В те былинные времена кибернетики-первопроходцы строили теории об искуственном интеллекте. В редкие, малочитаемые издания просачивались тогда дневники и отчеты исследователей, которые были вдобавок эволюционистами. Это важный фактор, поскольку научная база, по инструкции, должна была вписываться в прокрустово ложе дарвинизма, где эволюционируют не только виды флоры и фауны, но и материя, как таковая.

Прошедшие специальные испытания на базах подготовки космонавтов-смертников, люди с идеально здоровой психикой занимались подсчетами кибернетических предсказаний ходов потенциального противника в игре противостояния. Компьютер обыграл тогдашнего чемпиона мира в древнеиндийскую игру, где, на 64 клетки расчерченном поле, сражаться должны шудры, цари, кшатрии и брахманы. Это, если кто кирасу на голову натянул и думает, что он — страус, — было настоящим, блистательным прорывом в кибернетической науке. Незаслуженно забыты герои тех битв на ристалищах инфопространств.

Испытания давались не всем. Центрифугу прошедшие, теряли равновесие, достоинство и сознание, падали как подкошенные, увидев зеркало Психеи. Точнее свое отражение в нем.

Иные, крепкие духом и красивой Психеей, искренне пытались донести информацию из белой дыры, но лишь транслировали черный шум и помехи на его фоне. «Иные, те кому дано, стремятся ввысь, но видят дно», как пел Поэт.

Есть у немцев и еще одна присказка: длинна речь, да суть коротковата.

Сей печальный опыт по обнажению Минервы был, может быть, не идеален. Огрехи и помарки учтут там, на страшном суде, или в чихай бурде, в вАлкале, в Ирии, или средь гурий, или в нигде, в нирване – здесь, на Земле, непонятно. Кто прав, кто виновен знает только Бог и тот, кто виновен (с). Но суть – она ведь есть?

Ввод/Вывод – кто осмелится посмотреться в зеркало Психеи, либо сдуреет безвозвратно, либо обретет мудрость невероятную, познав и приняв себя, как есть.

Бытует мнение, что есть и куча других вариантов, и это несомненно так. Ведь в зеркале том всегда нечто уникально-личное отражается. Нет никакой возможности впаять исследователей Минервы, Психеи или еще каких Паллад Афинских, в контекст групповой реальности. Лишь  интимный, личный опыт бытия реален. Все остальные опыты – результат деформации сознания техническими средствами. Манипуляция – мать личности.

Кому какой вариант ближе. Кто жаждет, тому елей по сусалам. Кто гадит – по сусалам и елей, канализацией попахивает. Кто к красоте тянется, кто к злодейству. Нет, однако, никакой разницы, ведь это – всего-лишь идеальное зеркало. Только нездоровый телом и душой человек испуган будет собственным отражением. Адекватный же воспримет в контексте ситуации приближенно к реалиям.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.