Архив рубрики: Проза

Литературные потуги в прозе

Мутные воды информационных потоков

Opferung des Isaaks

Filippo Vitale 1615.

Картина сфотографирована в музее Висбадена, на выставке Караваджо и его творческих последователей.

Называется она «Жертвоприношение Исаака». Автор полотна некий Филиппо Витале – живописец на пересечении 16-го и 17-го веков.

Картинка наглядно демонстрирует, на что способен человек идейный. Сюжет, в общем-то, известный и именно потому не настораживает больше, не пробуждает. Как говорил Шпрапов: замылен глаз наблюдателя.

Примелькалось уже всякое, и не ясно очевидного, и не видно очеясного.

Много текста…

Гусли

Кроме балалайки русским людям и играть-то не начем. Разве-что на пищалках-дуделках-свирелях. Такое мнение может возникнуть, если поверхностным взглядом щупать реальность, навязываемую попсовыми СМИ.

Опять же, ругая поганую инквизицию католической церкви, нередко забывают о делах попов на Руси, когда они жгли и запрещали гусли и клеймили анафемой гуслистов (не гусляров – это пренебрежительное слово).

Читать далее

Strange days, people are strange

Ага, как-будто я тонкости «англицкого лэнгвиджа» понимаю.

На самом деле слышится мне в этих названиях «зедорзовских» песен, фаворизированных мною давно, нечто запредельное. Намек, тонкий мазок кистью по шершавой холстине бытия, мимолетный амбре засыхающей ёлки, слабый укол хвойности,  привкус амброзии полынолистой и постоянный звуковой фон электромагнитных волн за гранью слышанья

Но отвлекся от темы. Читать далее

Ритуал диалектических противоположностей

Жизнь опасна, чревата смертью. Чревата в буквальном смысле — с самого рождения в любое существо заложен эмбрион смерти, эдакий паразит змееподобный.

Смерть – это разве тетка с серпом в костлявой деснице и в капюшоне на лысой башке? Нет ведь. Для смерти ведь наоборот всё – жизнь, взломав вечный покой, червем вгрызается в застывшее царство и жует, жует, жует ненасытно.

Вот так и возникает церемония противостояний.

Заплющило меня воспоминаниями. Из далекого, 1994-го года повеяло трансцедентально Самаэлем. Была у них такая песенка «Ceremony Of Opposites». Кто её выдержать сможет, тому и дальше читать. А другим лучше противоядие поскорее принять. Например, Стасика Михайлова врубить и соплями истечь, или бабцовую групповушку попснячую запустить и взмастурбировать на ляжко-сисястое безголосье. Jedem das Seine, как говорится.

Кто выжил, читает дальше…

Перпендикулярный гротеск. Обрубок 2

{Никому не нужное продолжение никому не нужного повествования о Потопе Потоковиче Посухове.  Необходимо, однако заметить, что ненужность, как таковая, тоже всем глубоко посуху.}

Прекрасная дама

Сознание неминуемо вернулось, когда крик истлел в пространстве и времени, обратился в ничто.

И Потоп Потокович увидел то, чего никогда еще не видел.

Просто мысли…

Осень - анабиоз деревьеа

Еще не все опали листья

Методично угробив еще одну неделю, день за днем, отточеным до автоматизма способом, убивая будни, — тормознул случайно бег бытовушный на пару минут и узрел удручающий факт: очередной год почти закончился. И снова почти бездарно.

Осенние мысли, они такие…

Сумбур…

Утиный маугли. Или интеграция природная

Пруд в Висбадене

Вообще, курпарк в Висбадене всегда был относительно чистым и спокойным местом.

Старушки и дедки из старческого пансиона, расположенного неподалеку, степенно прогуливались здесь, вспоминая былое под сенью старых дерев…

Посетители государственного театра, расположенного здесь же, на краю парка, — сидели на скамеечках, ожидая первого звонка, или, уже после спектакля, обсуждая игру актеров и замысел сценариста…

И…

Рыбы, страдающие морской болезнью

Известно, что некоторые люди подвержены морской болезни.

Качка действует на них дурным образом — они зеленеют лицом и беспрерывно рыгают.
Но не только люди!…

Вот так живешь себе, живешь…

… и ни сном не духом не ведаешь о собственной ужасающей роли в судьбах человечества.

Один пиксельный чувак открыл мне зенки, вырвал бревно из того места, которое беречь надлежит пуще других частей тела, классифицировал, в выражениях не стесняясь.

Много, много текста…

Испанские воспоминания. Ронда

Ронда. Сентябрь 2016

Крутые тачки

Километрах в 50-ти от Эстепоны, где я дислоцировался две недели, находится древний город Ронда. Нужно долго и нудно взбираться на машине по серпантинам на гору.

Почему медленно и нудно? Дык ведь испанцы оказались не джигитами, как я от них поначалу ожидал. На машинах они ездят весьма неспешно и не сильно умело.

Удивляюсь, как они умудрились запарковать эти спорт-кары, которые на фотке, не поцарапав ни разу. Наверное, нанимали профессионалов.

Но Ронда известна не выставкой парочки крутых тачек перед корридной ареной, а своим историческим мостом в скалах.

В Ронду…