Тёмные стороны бытия

Караваджо. Давид и голова Голиафа

Эпиграф:
«так мало нам блондинок толстых
рисует алкогольный срам!
и сладость, быль мочалок мелких,
и кролик, сионистов хам!»
((С) порождение искуственного недоинтеллекта)

Благодушие – дело хорошее. Но хорошего должно быть в меру, чтоб от приторности не забалдеть, не залипнуть в розовых сопельках и патоке неоправданного оптимизма.

Окружающая реальность многогранна, многорука и безжалостна в многообразии своих проявлений.

Живу я тут, значит, гостем. Приехал из страны далекой и уже мифической, небывалой. Но веду себя прилично, ибо воспитан в законе: в чужой монастырь со своим уставом не лезь.

Но не все приехавшие понимают этот принцип бытия. На милости, им оказываемые, отвечают неблагодарностью черной. И я продолжу фиксировать эти проявления безжалостно. В назидание потомкам, чтоб не повторяли ошибок благодушных.

Глупые немцы судят по себе. Думают, что если приютят россомаху в своей квартире, то она будет вести себя, как породистая собачка, гадящая исключительно в специальный кулек, а не в ботинок хозяина, и грызущая лишь свою игрушку, а не мебель и важные документы.

Однако происходит вот что:

В электричке, следующей по маршруту Магдебург-Вольмирштедт, сидел восточный человек неопрятного вида лет пятидесяти на вид. Грязным пальцем тыкал в экран новейшего айфона.

Тридцатисемилетней контроллерше вздумалось в это неподходящее время проверить билеты.

Она подошла к пассажиру и вежливо попросила предъявить билет, или купить его, если нету. На что получила ответ, как в фильме «Брат»: нэт билэт и дэнга нэт, я инвалыд, да?

Тетка пригрозила вызвать полицию.

Так как в вагоне не оказалось благородного героя с мелкокалиберным наганом, то «заяц» повел себя борзо – плюнул ей прямо в лицо, замахнулся кулаком и возопил: я убить тебя!

Пока бедная женщина опупевала от страха и отвращения, негодяй вышел на следующей остановке и скрылся в неизвестном направлении.

Междометный стих, такой же тупой, как и проишествие:

всплыви, венчаньем разозлённый
гарпун козырных и козлов!
горчит твой жёлудь многотонный
и бранный лом долбить готов!
(С) искуственный недоинтеллект

Следующая сцена:

Африканцы, подземный переход, ножик и  немецкая молодуха.

Когда эти события совпадают, то ничего необычного не происходит. Напротив, все предсказуемо.

Итак, двое чернокожих стояли в подземном переходе, когда законопослушная немецкая девушка 26-ти лет от роду, а по профессии учительница, решила перейти улицу не там, где носятся автомобили, а по переходу, заботливо выкопанному немецкими трудягами специально для этих целей.

Негры, не знакомые с традициями европейцев, решили, что женщина намеренно шла на поиски чернокожих женихов и поймали ее. Один стал хватать ее за всякое, возбуждая ее матом на ломаном английском и таком же немецком, а другой молча держал ножик у ее горла.

Криминальная полиция города Ганновера жалобно просит свидетелей дать наводку, ибо двух негритят спугнула группа каких-то пешеходов, спустившихся в переход. Немецкая училка отделалась лёгким петтингом. Но не всем так везёт.

Например, в городе Оберхаузен случилось такое: двое молодых немцев шли вечером из пивнушки домой. Одному 26, другому 28 лет. Решив не терять права и оставив машину на парковке, они стали ждать автобуса на остановке.

К ним подошли трое арабов и, без лишних прелюдий, напали на двух подвыпивших с ножами.

Немцы попытались сбежать, но были сбиты с ног и истыканы лезвиями. Немотивированная агрессия закончилась тем, что оба парня остались лежать и истекать кровью, где их обнаружили прохожие.

Обоих увезли в больницу, там один скончался, а другой рассказал о нападении и впал в кому.

Полиция схватила одного подозреваемого марокканца, но тот отказался отвечать на вопросы и его пришлось отпустить. Никаких зацепок у служителей правопорядка нет.

Такие вот дела творятся ежедневно.

Государственные СМИ молчат, чтоб не будоражить народ, но народ не дурак. Однажды критическая масса терпения будет исчерпана и начнется резня.  Жаль невинно убиенных, но виновные не понесут наказания. Бабка Меркель завсегда найдет себе пристанище за океаном. Да и другие «слуги народа» успеют скрыться.

Последствия их деяний будет расхлебывать электорат, который тупо выбрал ту же самую фигню на четвертый срок.

Люди никогда ничему не учатся по хорошему. Только кровью и болью можно пробудить их от сна повседневности. Печально.

А эти, понаехавшие, тоже спят в бессознательном. Слова и жесты гуманизма – пустое.  Для них язык один понятен – насилие и сила. Вот это они очень уважают. Так и в Средней Азии. Любой гуманизм, любая доброта — есть  показатель слабости. Удар в челюсть, или камчой вдоль хребта – показатель авторитета.

Будем наблюдать за развитием событий.

Картинка наверху – типичный Караваджо. Давид держит голову Голиафа, которая автопортрет художника. Это – символ решения проблем. Ведь сам Караваджо был бандюком и убийцей. Он показал в этом своем произведении, как можно его остановить.

Давид не рад такому обороту. Ему противно и печально. Но другого пути победить беспредел нет.

Добавить комментарий