Створки сверхзвуковых окон распахиваются шире

Ядерный взрыв

Последняя война

Время такое настало, что все заговорили о горячей ядерной войне. Только о том и трындычат.
Пустили, видимо, «волну» с башен заколдованных, мОроком дунули, ворожбой чародейской одурманили.

Савраска ликует – он готов сдохнуть, лишь бы узреть грандиозный салют из ракет, понаблюдать, как воплощается на горизонте и вырастает до небес отражение гриба-поганки бледной в ядовитой юбчонке…

Как я уже не раз, и так и эдак, сформулировать пытался – времена разные бывают. Вчера по Надьку все трындычали, позавчера про мистрали, а пару дней лет назад Сеня по кличке Яйценюх был в моде. А что лет 10 назад было? Помнит кто?

Летят дни, недели, месяцы, годы, а человеки и ныне там. И я с ними.

Только вот бояться надоело. Пугают, стращают, шантажировать пытаются, играть на привязанностях и чувствах – а вот хренчик розочка им с шипчиками в нежные сфинктеры рученьки.

Доигрались, заигрались, берега потеряли, добились эффекта противоположного, чем ожидали.

А все отчего? Да оттого-же, от алчности чрезмерной. Жадность, она даже фраера не щадит, как известно.

О ком речь? Кто такие они? На кого экивоки?

Естественно, не о Путине и не об Обаме. Эти примы-балероны шкубаются за место в свете рамп с другими (рангом помельче Меркелями-Оландами) балеринами и балеронами медийного псевдо-олимпа, набившего уже оскомину, полит-шоу. Пустое.

Управители мира, гроссмейстеры войн, хозяева жизни, рабовладельцы, господа планеты и как их там еще, кардиналов сереньких,  – на свет софитов не прилетают мотыльками. Им теневые игры приятнее – ни имен ни фамилий на заборах телеэкранов не выцарапывают своих. Настолько теневые, что даже теней не хотят отбрасывать, как те вурдалаки.

Веками, да что там столетья — тысячелетиями сосали кровушку человечью, мясцо пожевывали, до костей обгладывали, до скелета…

Но меня достало.

Две недели в соляной колыбели (откуда все мы вышли когда-то), две недели солнца и свободы от режима – и все. Хватило, чтобы успеть остановиться, спокойно оценить происходящее, перестать гнаться и убегать, а просто побыть собой. Но главное впереди.

Отдых от гонки не спасает от ужасов. Наоборот – хочется жить. Смерть страшит холодом могилы и промозглостью небытия.

А вот возвращение в изнуряющую повседневность, где нужно постоянно принуждать себя быть рабом тех самых, самопровозглашенных, хозяев мира, вооруженных розовыми сексшопными плетками и медовыми тюряжными сухарями… – это пробуждает, отрезвляет и позволяет узреть безшорно происходящее.

И незачем бояться ядерной войны – терять-то нечего. Две недели земного рая за семь лет земного же ада – сомнительная приманка.

Переборщили они однозначно с алчностью. Умели бы делиться, такого бы не произошло. Но пусть их. Пусть будут. Пусть их судьбы судьи судят.

Экономия на наживке — крайняя степень алчности. А прикорм рабов, чтоб они вокруг приманки, пожрать, собрались, – роскошь вовсе непозволительная нынче. Кризис, однако.

На ночном небе кусочек луны растущей. Облака несутся ветром низко и быстро. То затмят они луну, то откроется она взору.

При виде этого космоса, при осознании непостижимости его посредством хилого ума, мельчает социум, ведомый путями успешности, теряется в соприкосновении с вечностью.

Каменые пирамиды долговечны. Песчанные бури давно пытаются соскрести их с поверхности планеты. Но тысячелетия проходят, а пирамиды стоят. Облезлые немного, пошарпанные, не блестят штукатуркой изразцовой больше, ущербинами времени покрылись. Сфинкс каменной оспой болеет. Ну с ним и его проваливающимся носом – разговор отдельный.

По другому дело обстоит с пирамидами финансовыми. Они инфомедийны.

Их не ветрами эрозия ест – они ведь и так из тени воздуха сотканы. Фундамента нет у них, потому и рушатся и, бывает, дня не простаивают – возникнут облаком на фоне богатой лунноликости и тут же движением финансовых движняков развеются.

Феноменальна глупость кидающихся скалолазнически покорять неприступные вершины успешнических вершин. Они тому песку подобны, что, смешавши Землю с Воздухом, поженившись с  бурей, пытается наждачить море времени, стереть его с иллюзорности пространства. Вспомните Д‘Артаньяна, который со второго этажа яйцами на седло приземляться так умеет, что даже лошадь, от такого удара кинетической энергии, ускоренного гравитацией тела, — не падает со сломанными бабками и копытами, а наоборот, пускается в галоп, неся счастливого обладателя супермошонки [мошонка сия обладает невероятными свойствами парашюта, амортизатора, накопителя муладхарной энергии, вещмешка и просто предмета гордости] к его целеустремленной надобности.

Ветряные пирамиды для Д‘Онов Кихтаньянов созданы. Это их могучими лингамами турнирными копьями моментально выщербляются и борта, и палубы и вершины мачт гранитных кораблей. И проткнутые, как безжалостным лучом лазерной указки, несгибаемой иглой жажды наживы, — провисают нежные свинцовые паруса; вянут, как мимозы на морозе; не берут больше могучего ветра, создаваемого выдохом хилой груди ростовщика, зажатого в сундуке собственного рабства Мамоннова. И хлещет океан равнодушия в пробоины тонущих пирамид-галеонов. Они тонут. А с ними и те, кто в незыблимость скальную пирамид, стоящих не на основаниях, а на вершинах, — поверил и полез.

Инфопространственная логика – это тоже пирамида, сотканная по златому стандарту. То есть по канонам Золотого Сечения. Прикол только в том, что она, — пирамида, которая покоится не на стабильном основании своем, а балансирует на острие вершины.

И пусть удерживать такую пирамиду в равновесном состоянии очень затратно, доход от нее в тысячи раз превышает расходы.

Достаточно вообразить, что с небес течет дождем счастье, а внизу стоит человеческое существо и, разинув рот, жадно хватает капли. А вдруг, пирамида – это воронка? И вот она – перевернутая служит воронкой. И чем шире она в основании своем, тем большим «зонтиком» от блага является она для «ближних». Но тем больщим захватом стяжательным служит тому, кому в пасть горловиной своей воткнута…

В  этом бедламе, сомнительной прелести и забавности, кто-то решил пугать изнуренных человечком маленьких, бесправных рабов демократии, — демократия она вообще родом из рабовладельческого строя и только в таком раскладе и возможна; — концом света. Это же нелепо! Грубо говоря, напугали шлюху минетом. Можно было бы сказать это мягче и научнее, — напугали козла бараном, или боюсь, как протон нейтрона, — но в данном варианте лучше про минет.

Миллиарды людей влачат свое существование без цели и смысла. Кормятся порнушкой вместо любви, сектантсво принимают за религию. А счастье меняют на глянцевые рекламы сытного быта.

Только вот качество порнушки и орденов магических сильно понизилось. Пестрые страницы каталогов богатой жизни разбросаны под ногами нищеты в трущебах. Ведь жизнецелевой принцип «хапни больше, отдай меньше» подразумевает отсутствие инвестиций в долгосрочные проекты.

Были лишены объема и красоты вечные ценности – кому нужна добродетель? Как благородство будет сочетаться с алчностью? Как справедливость уживется с лицемерием двойных стандартов пропаганды? Не задохнется ли искренность рядом с белозубостью фотошопной плаката дентопастного?

Обесценилась без вечности и жизнь. Ну и пусть сейчас грохнет. Если рядом, то моментально сотрет страдания. А ежели подальше, и помучиться придется, то будет спектакль трансцедентальный показан. Картины апокалиптические. Там и Гавриил с трубой будет, и мертвецы ходячие и трехшестерочная бестия… Но конец одинаковый.

Если и выживут кукловоды, то дровишек им побольше пожелаю. А то ведь придется топорик в наманикюренные лапки брать и лес валить для сугреву.

Про экологию после таких всплесков квантовых лучше говорить сухо и нейтрально – гигантская грибница, спорами всемирную коммуникацию устроившая. Кому грибница, а кому – гробница.

Бактерии, грибы, тараканы – новый социум, новый симбиоз, новая цивилизация.

Страшно? А чего? Кто-то из древних умников сказал что-то такое: там, где я, смерти нет. Там, где смерть, нет меня. Так чего бояться, если мы не втретимся никогда?

Война нужна? Вперед и побольше мощных вооружений, чтоб наверняка. Уже не страшно.

Почему это окна сверхзвуковые? Так ведь Овертон же!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.