Обмельчание всего сущего – принудительно, но не безповоротно

Фрактал

Когда у меня есть на это время, я с удовольствием занимаюсь созерцанием всякого разного; яркого и неприметного, сложного и простого…

Люблю погружать свой взор во фракталы естественные и искуссно сзданные. Позволять завиткам всевозможным, пересечениям и хитросплетениям разноцветным  структурировать восприятие, систематизировать мысль, завихрять идеи необычным, отличным от повседневности, образом.

В очередной раз провалившись в сеченье златое, был зашвырнут в понимание эволюции цивилизации. А может ее деградации, что, по сути, различья не имеет.

Вряд ли кто-то станет спорить с тем, что жизнь нынешнего техногенного общества определяется информацией. Информация – это альфа и омега современного бытия.

Есть, конечно, племена где-нибудь в Африке, Амазонии, на Чукотке, на Аляске, или вна Обрубе разума, — которые живут непосредственным взаимодействием с силами природы и зависят от факторов окружающей среды, как звери какие-то, право слово.

Но речь не о них, а о людЯх цивильных, продвинутых во всех отношениях.

Взять к примеру тех, которые из homo erectus в homo sapiens неспешно превращались, а потом из сапиенсов в  нынешний вид технопитеков импотентировали резким скачком.

В чем разница между теми и этими? Мне видится так, что она заключается в информационной составляющей реальности, в восприятии ее — и всё, ни в чем больше.

Физиологически различий между теми древними и нынешними homo не больше, чем сейчас между холёным гламуриком-фитоняшкой и потрепанным морлоко-плебеем.

Были и в те, стародавние, времена типичные селюки – кряжистые, но «недолгоиграющие»  и, как противоставление им —  горожане изнеженные – «гадюки с длинным веком» (с). Только нынче и к хатам аграриев и к трущобным каморкам пролетариев  ляктричество и радиоматюгальники «интырнеты» и «телезырили» провели.

Теперь каждый электоратошник к масс-культуре приобщен и в ней – как птица в воде… ой, то есть я хотел сказать, как рыба в клетке – экспертом числится, да и мнит себя таковым, ничтоже сумлящеся.

Ну а сам чо?

Ну а сам чо – ну ничо так, нормально.

Как всегда, околачиваюсь вокруг да около. Подобно хитрому котяре, обхожу дальними кругалями, так сказать, нарезаю спирали по златому сечению завещанными, —  кувшин со сметаной – типа не до него мне. Но витки уже сужаю, как-бы невзначай, но непреклонно.

Вот так, наверное.

Пёстрый фрактал

Попробовал бы кто посозерцать с моё, понял бы, что тут ему не здесь. Небось, и ложкой мёда бочка дёгтя не испорчена – чисто, как в кабаре.

Так вот, уходя от абстракций в пикЕ, в штопор, в свободноеый падение полёт, — в реалии приземлённые, скажу так:

Не только бытие повседневное истончилось, истрепалось, истёрлось до тонкой тряпочки. Всё, вернее так: ВСЁ обветшало.

Вернемся к древним *питекам, *ньёнцам, *тальцам (вместо звёздочки подставь любое количество альфа-намберных символов, по кибернетическим договоренностям).

Они, древние, зачем-то многие часы проводили, рисуя на стенах пещер всяких зверушек. Выскребали, камнем по камню, сложнейшие узоры, тратя на это дело дни, недели, месяцы…

Было им делать нечего? Изобилие пищевое процветало? И просто от скуки тратили пращуры своё время на эту чушь?

Вопросы риторические, само собой. Любой образованный кромандерталец и австралоньёнец в курсе, что было бы жрать нечего, то супружница (независимо от ее происхождения – хоть Люся с горы) вставила бы втык потолще  любого страпона за эдакое разгильдяйство.

— Ишь, рисует он тут, креатор недоделаный, а в юрте жрать неча и шкуры набедренные обветшали настолько, что на людях стыдно показаться…

Ну или что-то подобное.

Мысь – это белка. Так что растекаться мысью по древу не несет в себе смысла размытости, а вовсе даже наоборот. Невежественные оппоненты нередко клеймят фразой: растекся, мол, мыслью по древу… Ну что с них взять, с неучей тормознутых?

Куда уж им поспеть за белкой. Она точно свои движенья рассчитывает и мимо дупла орех не проносит, как правило.

А «Люся» — это древнючая тётка, которую раскопали давно в Эфиопии. Битлы про нее песню сочиняли. Она старше гейдельбергского чувака даже. А может и нет – кто их там разберет?

Вообще, невежество – это то, на чем зиждется оболванивание нынешних гуманоидов, считающих себя человеками.

До Человеков этим зомбарям еще расти и расти.

Как говорит евгениальная Женя (анеленис которая):  кто не в силах осилить столько сил текста – тот сопляк и нюня. Ой, я попутал. Она иначе говорит, но это аналогично по сути эквипенисуально. Так что всё чикипукушки.

И вот только теперь, как Гурджиев, который издал когда-то книгу особую… Рассказать про ту книгу, или всё же к заявленному заголовку ближе?

Нуу, так оно же скучно – а мне весьма интересно, кто из чтецов до этого повествовательного откровения доберется.

Взглянем в зенки реальности?

У древнего человека, который высекал свои мысли в базальте, времени на эту ерунду вообще не было.

Если верить доктринам научного метода, то древний человечишко только и делал, что ползал в пыли и выискивал корешки и насекомых всяких, чтоб заморить немножко пятиметровую кишку червячка.

Кто сопоставлять умеет, сразу скажет – хренотень получается какая-то. В том смысле, что эти древние чуваки, отказавшись от добычи пропитания для себя, своей бабы и своих детей, — месяцами занимались выскребанием деревянной ложкой по граниту?

Это, если бы как в 90-е отец семейства занимался бы, вместо добывания хлебушка, выпиливанием лобзиком портрета тещи по дубовому пню и выжиганием на  фанерке портрета возлюбленной супруги в бигудях. Абсолютно нежизнеспособное предположение же. Или?

Я не просто так мурыжу и отодвигаю суть повествования, сердцевину истории…

Дело в том, что с самого начала было ясно, что нет никакого зерна в этой басне. Фабула отсутствия имела место быть.

Забава прозаика в том, чтоб ввести доверчиво-циничного читателя в заблужденье.

Это не Улисс какой-то там Джеймс-Джойсовский, не просто женское бедро, так и тянущее похлопать жадной ладонью, это, на самом деле – пустое.

И вот, возвращаемся к теме беседы. Нарезав кругов семь по завихрениям ада, кто не испил чашу яда до дна?

Ладно, расскажу о том, о чем намеревался вначале.

Древний человек обладал фундаментальной информацией. Он годами высекал в камне свои устоявшиеся мировоззрения.

Этими истинами руководствовались целые народы безоговорочно, без сомнений.

Вдумчиво, медленно жилось им там, в их абсолютных истинах.

Они возводили пирамиды, строили статуи и запечатляли свои истории навечно.

Так вот, чем дальше в цивилизацию, тем беспонтовее информация, а вместе с ней и само бытие человеческое.

Сегодня все пишут про Надьку какую-то, через пару месяцев про нее никто и не вспомнит.

Да и не стоит она того, чтоб стеллу каменную ради нее на века возводить. Кому это будет интересно?

Обмелели душами, обмельчали помыслами.

Возвели на алтарь поклонения новый идеал — сытое брюхо.

Обменяли вечность на сиюминутную выгоду, обратившись из созидателей Вед и Махабхарат в копипастеров бложных.

Деградировали из великих творцов в мелких торгашей. Из философов мутировали в ростовщиков…

А все почему? Не потому ли, что информацией дрянской травим размышления, подобно тому как тела свои хрючевом фастфудным нашпиговываем?

Ведь из информации соткан весь мир, включая и самого воспринимателя этой информации.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.