Оглянулся лет на тысячу…

Русский воин

Древний воин

Не знаю, когда это случилось, но править миром стали не воины, а барыги. Предполагаю, что случилось это не так давно и произошло не одномоментно, а постепенно. Так, что никто и не заметил.

Ну лет эдак 150-200 назад, наверное.

Для народонаселения, не относящегося к элитным кругам властителей и их приспешников, ничего не изменилось. Как были люди расходным материалом, овцами на стрижку, рабами и быдло-массой, так и остались.

Мыслю так: все государства – не более, чем узаконенная мафия, которая просто круче мафий помельче – оппозиционных, так сказать.

Конечно, подчиняться торгашам в падлу, да и жулье это способно к измышлению подлых трюков для порабощения человекомасс таким образом, чтобы рабы ни сном, ни духом о своем рабстве не ведали.

А вот с тысячу лет назад всё было проще. Приборзевшего правителя можно было и поднаказать слегка, как это случилось с отцом Святослава киевским князем Игорем.

Чувак этот, как и другие крупные и мелкие князья, был главарём большой  банды рекетиров. Пытался наезжать даже на Царьград с предложением «покрышевать»  крупную корпорацию Византия.

Успехов на этом поприще он добиться не смог, в отличие от князя Олега, чем вызвал некоторое роптание в среде братков-дружинников, усомнившихся в достаточной степени авторитетности пахана. Да и «бабосы» на шумные гулянки в просторной хате Игоревой начали заканчиваться.

Опять же девки и тётки «запилили» своих мужей да хахалей – «Ты почто мне бусики самоцветные не привез, неудачник?». Ну или как-то так.

Вот и поехали они посшибать деньжат на выпивку, да на подарки бабам с соседней бандитской группировки – древлян. Чтоб придать наезду некоторого цивильного лоску, называли это – собрать дань.

К слову, древляне жили в лесах среди дерев (оттого название) и имели репутацию народа дремучего и диеоватого в своих обычаях.

Толпа быков бойцов у Игоря была побольше, чем у древлян, и потому те, скрипя зубами, отстегнули «процент» с прибыли. Мягкой рухлядью, медами, мясом и прочими товарами потребления тех времен.

И вроде уже поехал Игорь обратно, но что-то показалось ему, что маловато взяли добра с пацанов лесных. Отправил он бОльшую часть дружины эскортировать собранное домой, чтоб гопники с большой дороге караван не разграбили. Сам же вернулся к древлянам с небольшой группой бодигардов и стал требовать, чтоб они еще отстегнули в общак киевский.

Дикие бородатые мужики-лесовики, однако, сочли это чрезмерной оборзевшестью и попеняли незадачливому князю. А именно, пригнули к земле две березки, привязали жадного рекетира за ручки и ножки к вехушкам деревьев и отпустили. Спутников же его почикали острыми железками.

Разрывание деревом

Древлянская казнь князя Игоря

Короче, получилась форменная расчлененка и массовое убийство. Но тысячу лет назад люди были суровы и никого даже не стошнило от такого кровавого зрелища.

Нынешним алчным обирателям народа надлежало бы представить воочию эту картинку и поумерить аппетиты. Во избежание, так сказать.

Детектив про киевско-древлянские криминальные разборки на этом,однако, не закончился.

Князь древлянский прибалдел от собственной смелости и сам «потерял берега». Его звали Мал, и стал он настолько удал, что послал к жене убитого Князя Ольге, сватов!

Недооценил он супругу крупного авторитета. Спутал ее, наверное, с гламурной фитоняшкой…

Служба безопасности бандитской фирмы «Княжество Киевское» уведомила Ольгу о том, что к Киеву на небольшой весельно-парусной яхте ладье движется делегация сватов от перевозбудившегося малого Мала.

Скорости перемещения тогда были другие, чем нынче, потому Ольга успела приготовить приём для гостей.

Голливудских фильмов тогда не крутили. Интернет даже по талонам не включали. Кроме скоморохов – никакого шоу. Потому приходилось придумывать развлечения по ситуации и по возможностям.

Напрягли колхозников холопов и заставили выкопать здоровенный котлован во дворе перед княжеской экологически-деревянной виллой. Сверху яму замаскировали коврами (для шоу ничего не жалко).

Когда древлянские посланцы прибыли, на берегу их встретил большой отряд братков, но без наезда, а даже совсем наоборот.

Сватам предложили не вылазить из лодки, типа, негоже таким крутым пацанам пешкодралом штиблеты стаптывать. Подняли ладью на плечи и понесли со всеми почестями – мол, княгинюшка вся уже извелась, ожидаючи дорогих гостей.

Ольга встречала делегацию на ступенях парадного входа, улыбаясь и кланяясь с истинно азиатским коварством. Маленький Святослав, сын Игоря, присутствовал там же.

Вволю наприкалывавшись над, ничего не подозревающими, послами, она «маякнула» своим головорезам, и те шмякнули ладью в яму. А смердам тут же велела закопать котлован вместе с вопящими там древлянами.

Наверняка, она при этом отпустила какую-нибудь фразочку: «аста ла виста, бэйбики» «дорогим гостям – дорогой прием», или какую другую, но не увенчать этот спектакль смачным оборотом она просто не могла. Зрители бы не одобрили.

Княгиня Ольга встречает сватов князя Мала

Прибытие древлянских сватов

Следует упомянуть, что Ольга, в отличие от большинства славян, была христианкой. Но кто сейчас подумал, будто на этом месте её мстительный порыв закончился и взыграли христианское смирение и любовь к ближнему, — очень ошибся в предположении.

Князю Малу она послала смску курьера с секретным пакетом, где сообщала ему о своем радостном согласии стать его очередной супружницей (в то время процветало многоженство) и просила его заслать к ней отряд авторитетных бандюков, чтоб помогли собрать шмотки и сопроводили ее в Искоростень – древлянскую столицу-здравницу в лесном массиве.

Тот, конечно, отправил на такое ответственное задание самых своих близких и надежных друганов.

Их в Киеве встретили снова с великими почестями. Препроводили в сауну, попариться с дороги, как это было принято. И сожгли вместе с баней для пущего пиротехнического эффекта в реальном времени.

После этого княгиня собрала отряд из отборных головорезов банды и отправилась в древлянские земли к могиле мужа.

Там, под предлогом поминок, она пригласила весь цвет древлянского криминального мира на попойку. И, когда те ужрались нахаляву, велела своим бойцам валить всех

По некоторым данным, после такой тризны вокруг могилы Игоря осталось 5000 трупов древлянской знати!

Возможно желтая пресса летописец, с перепою или с перепугу малость преувеличил число жертв. Не знаю, как проверить эту информацию, разве что косвенными наблюдениями.

Например тот факт, что Ольга на этом не успокоилась , говорит либо о том, что была она ненасытна к кровопролитью, или что на поминки пришло гостей меньше, чем ожидалось.

А еще – христианка.

Короче, князь Мал не дождался невесты.

Она вернулась в Киев, собрала там огромную шайку бандюков, не желающих работать, а предпочитающих отжимать у других баб и имущество, — и пошла войной на древлян.

Есть байка про то, как она, без особых потерь в живой силе, уничтожила столицу лесовиков.

Взяли они, значит, Искоростень в осаду. Тамошние бандюки, естественно, заныкались за забором городским и отстреливались камнями из пращей и стрелами из луков, поскольку знали, что пленных Ольга брать не будет. А если кто и попадется живым, то будет допрошен утюгом с пристрастием каленым железом на предмет скрытых драгметаллов и прочих предметов роскоши. После чего все равно шлёпнут…

Добрая же христианка Ольга предложила вариант добазариться без кровопролитья.

Она потребовала отступные за моральный ущерб. Причем не златом-серебром, а живыми птицами из города. По два воробья и одному голубю с рыла, или с квартиры – не суть важно.

Ну те, конечно, обрадовались. Подумали, что отделались легким испугом, и ринулись ловить пернатых.

О том, как состоялась передача этого труднотранспортируемого товара, история умалчивает, но древние славяне были смекалисты и как-то решили эту логистическую задачу, не открывая калитку и не впуская киевских братков в деревню.

Ольга приказала своим подельникам привязать к лапам птиц горючие запалы, а потом разом поджечь и отпустить пташек на волю. Вся эта летающая сволочь неминуемо ломанулась обратно к своим гнездам и крышам в городе.

Экологические деревянные постройки, крытые не ГМОшной соломой, мигом занялись и быстренько сгорели, погребая под горящими обломками, жителей.

Кто пытался сквозануть за ограду,  был прикончен ликующими дружинниками Ольги.

Остальные города древлян покорились и были «примучены», как это тогда называлось, к киевскому княжеству и обложены зверской данью.

Такая вот история.

А Ольгу признали мудрой и причислили к лику святых, как и ее внука Владимира-Крестителя, который тоже христианскими добродетелями не отличался, но это уже другая история.

Для малолетнего Святослава та война была первая и, как все последующие его войны, успешная. Но о Святославе – славянском аналоге Македонского, в двух словах не скажешь.

Может когда-нибудь сподвигнусь воспеть его подвиги и истинно воинский дух, но не в эпоху, когда засилье торгашеского корыстолюбия возводит в честь не ратные подвиги, а мелкодушное жульничество и подлый обман ближнего своего.

 

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.