Средневековье 21-го века

Горящий дом

Есть еще и в наше время такие глупцы, которые думают, что живут в гуманном обществе. Что зверства средневековья канули во мраке столетий и никогда больше не вернутся…
Да что греха таить? Ведь и сам я из этих наивных дураков, которые верят в высокие помыслы и доброту цивилизованности.
Перечитывая Умберто Эко, наткнулся на одно описание захвата крепости жестоким быдлом. И отчего-то возникла ассоциация с некоторыми событиями второго мая года 2014-го нашего нынешнего летоисчисления.

«Каким быть ему. Верховному Вшивцу? Разумеется, в драной мантии, с шелудями по голове, со сгнившим носом, с мраморными глазами, один из которых был черен, другой с про-зеленью, с куньим взором, с нависшими бровями, с заячьей губой, из – под которой торчали острые, как у волка, выкаченные вперед зубы. Волосы его курчавились, кожа серела, ногти короткопалых рук были окогчены.
Он выслушал Госпожу и ответил, что у него под рукой войско, в сравнении с коим армия короля Франции – заштатный гарнизонишка. И обходится оно значительно дешевле; если братву пожалуют, скажем, двойною выручкой в сравнении с той, которую наканючили бы лю-ди за то же время, они ради такой дарительницы не пожалеют живота.
Лилея спустила с пальца рубин (как положено в подобных эпизодах) и царственно про-ронила: «Этого с вас довольно?»
«Довольно, – отвечал Верховный Вшивец, лаская яхонт лисьим оком. – Скажите где. – И, узнавши имя местности, добавил: – Мои люди не пользуются ни конями, ни колесным тяглом, но вижу, что туда можно доплыть на барже по течению Сены».
Роберт воображал себе Ферранта, как он дышит воздухом на закате на часовой башенке форта в компании Бискара, и вдруг появляются они на горизонте. Сначала на вершинках дюн, потом заполоняют всю долину.
«Паломники Сант – Яго, – пренебрежительно комментирует Бискара. – И самые жалкие, или самые несчастные, те, кто тащится за здоровьем, а сами одной ногой в могиле».
Действительно, пилигримы, вытянувшись длинною цепочкой, подходили все ближе, видны были бредущие гуськом слепцы со сцепленными вытянутыми руками, и колченогие на костылях, и прокаженные, и гноеточивые, и изъязвленные, и чесоточные, скопище кривых, косых и убогих, в опорках и в обносках.
«Не хватало еще, чтобы они запросились к нам на ночь, – проговорил Бискара. – На-носить сюда грязь». И велел прострелять троекратно из мушкета в воздух, чтобы дать понять, что эта крепостца – для них не харчевня.
Однако выстрелы почему – то возымели обратный результат. Издалека все появлялся и появлялся новый сброд; вся эта богомольщина обкладывала стены форта и слышалось их неч-ленораздельное бормотанье.
«Черт побери, отгоняйте же их!» – прокричал Бискара и велел бросать со стены хлеб, будто поясняя, что на этом благотворительность местного начальника кончается и чтобы большего не ожидали. Однако подлая ватага, разрастаясь на глазах, теснила свой авангард прямо на крепостную стену, топтала подаяние и глядела вверх на укрепленья, будто ждала более лакомую добычу.
Теперь можно было разглядеть всех по отдельности, они не походили на пилигримов, обиженных богом, молящих небеса об исцелении. Нет сомнений, обеспокоено пробормотал Бискара, что тут бандиты, подорожная вольница. По крайней мере, насколько удавалось раз-глядеть, потому что день вечерел и логовина превращалась на глазах смотрящего в серо – не-разборчивое копошенье крысьих теней.
«В ружье, в ружье!» – кричал Бискара, наконец понимая, что не о пилигримстве и не о попрошайничестве идет дело, а о военном приступе. И велел стрелять прямо по шайке, по тем, кто лез на стену. Но это было как палить в свору гнуса: кто набегал сзади, подталкивал вперед стоявших перед насыпью, на тела упавших карабкались следующие, трупы использо-вали как подпорки, можно было видеть уже самых ближних у трещин старого укрепления, они вцеплялись в щели и амбразуры, сотрясали прутья решеток, совали обрубки конечностей в воздуховод. Тем временем новый отряд прохвостов штурмовал ворота, пытаясь вышибить их ударами плеч.
Бискара скомандовал забаррикадировать двери, но самые крепкие балки переплетов уже скрипели под натиском мерзейшей голи.
Гвардейцы палили из ружей, однако на место каждого застреленного катилась новая гурьба, теперь уже различалось только кишенье, откуда постепенно начали выметываться, подобно гибким ужам, концы веревок, и захлестывали воздух, и постепенно сделалось по-нятно, что на концах у веревок железные крючья, и что некоторые из крючьев уже зацепле-ны за зубцы. И стоило высунуться одному гвардейцу, чтоб отцепить клюку от кирпичей опояс-ки, как вздыбился от низу целый лес дреколья, и вмиг его запетлили, зацепили баграми, за-мели и стащили в месиво остервенелого отребья, без всякой возможности даже распознать вопли несчастного от завывания душегубов.
Короче говоря, наблюдающему эту свалку с дюны почти не видно было бы замок, а толь-ко кипение мух на падали, рой пчел на колоде, снованье муравьев на куче.
Тем временем послышалось крушение ворот и суматоха во дворе. Бискара и гвардейцы кинулись к другому борту часовой башни и не занимались Феррантом, который спрятался за косяком дверей, откуда шла вниз лестница, не слишком – то напуганный, как будто понимал, что нападавшие в некоторой степени для него свои.
Эти «свои» уже оседлали зубцы ограды, не заботились о жизнях, косимых последними выстрелами мушкетов, не прикрывая грудей, перли на выставленные шпаги, приводя в ужас гвардейцев безобразными гримасами дикого лика. И потому гвардейцы кардинала, не знав-шие ни страха, ни упрека, бросали оружие и молили небеса о милосердии пред лицом тех, кого считали исчадиями ада, а те сначала сшибали их наземь дубьем, а потом кидались на те-ла, в которых еще теплилась жизнь, и лупили, терзали, кромсали, загрызали, впивались зу-бами, врезались когтями, неистовствовали, давая выход зверству, глумились над останками, Феррант видел, как они вспарывали утробы, выхватывали неостывшие сердца и пожирали с урчанием, леденящим душу.
Последним из живых был Бискара, оборонявшийся как лев. Видя, что победа невоз-можна, он с парапетом за спиной черкнул окровавленною шпагой линию вокруг себя и вык-рикнул: «Icy mourra Biscarat, seul de ceux qui sont avec luy!»( Здесь падет Бискара, один из всех иже были с ним! (старофранц.))»

Умберто Эко «Остров накануне»

Поделиться ссылкой:

Средневековье 21-го века: 9 комментариев

    1. Alan Автор записи

      На 2-ое мая что-то навалилось тяжкое на плечи. Чуть не напился. Потосковал, помянул невинно убиенных…

      Но долго печалиться нам не пристало, иначе не успеем добрых дел натворить, нарубить дров и расхлебать кашу..

        1. valfree

          2 мая орки сбросили маски! Даже и представить невозможно без сердечного приступа всю ту боль и ужас, и страх смерти, что пережили эти несчастные несколько сотен людей!
          Орки-правители оркаины афишируют число 48 чтобы не попасть под международное расследование, а затем и под международный трибунал!

          1. Alan Автор записи

            А число 48 какой-то сакральный смысл имеет? По моему достаточно и одного убиенного, чтоб расследование начинать. Но, говорят, что следы и улики уничтожены. А циничные клоуны верховной зрады законопроект какой-то заготовили, что не было там преступления.
            Но я не инсайдер. Возможно, это только слухи.

          2. valfree

            Может я ошибаюсь, но вроде Международный трибунал начинает судебное преследование по статье 5
            (преступления против человечности), если количество жертв не менее 50. Надеюсь, кто нибудь уточнит эту инфу!

          3. Alan Автор записи

            Я вполне допускаю, что это возможно.
            Цинизм в наше время достиг расцвета.
            А жертв, было больше 100, но разве же докажешь?

          4. valfree

            Доказательства-реальные родственники, не проблема с опросом, проблема с теми кто до него не доживёт и кого запугают.

          5. Alan Автор записи

            Так почему и говорю о цинизме.
            Человеческая жизнь — разменная монета. Вот типа: вам сколько взвесить? 49? Да, как в Европе градус водки. Если 40%, то налог великий, а за 37 недорого…
            Сумбурно, наверное выражаюсь. Но это от эмоций.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.